Военный эксперт Олег Жданов в интервью УНИАН рассказал о контрнаступлении Вооруженных сил Украины, существующей угрозе из-за иранских дронов-камикадзе, о перспективах освобождения Херсона, Донецка и Луганска, а также прокомментировал информацию о запуске Россией так называемого «ядерного поезда» к границам Украины.

Начнем с хороших новостей. Прокомментируйте контрнаступление ВСУ. В последние дни мы наблюдаем наши оглушительные успехи. В чем их причина и в чем причина разгромного провала России?

Это не с неба упавшее, это результат кропотливой и планомерной работы наших Вооруженных Сил. Первое – мы вели оборонительную операцию, задачей которой было максимально вымотать противника. Иногда даже ценой потери территорий. Тем не менее, мы старались максимально нанести урон живой силе и технике противника, что нам и удалось.

Потом мы получили резервы наших военнослужащих, которые обучались на учебных центрах наших западных партнеров. Плюс вооружение, которое мы получаем по программе «Рамштайн». Совместив эти два компонента – обученных военнослужащих и новые образцы вооружения – мы, применив новые методики, смогли прорвать оборону противника на Херсонском направлении. Это и дало успех. А за счет вымотанности российских войск получилось так, что за линией фронта второго и третьего рубежа обороны просто нет.

Этим и обуславливается темп наступления, особенно на юге. Мы сейчас продвигаемся в направлении реки Ингулец к Новой Каховке, и там оборонительных рубежей нет. За счет этого там у нас довольно высокие темпы продвижения.

На Слобожанском направлении темпы немного ниже из-за того, что противник пытается остановиться и создать хоть какую-то линию обороны.

Вот в этом и кроется залог успеха ВСУ на этих двух оперативных направлениях.

Темпы, которые мы наблюдаем, особенно на юге Украины, просто ошеломляющие. Вчера новости об освобожденных территориях появлялись с периодичностью раз в несколько часов. Сохранится ли этот достаточно динамичный темп в будущем, и когда мы сможем говорить о каких-то сроках освобождения Херсона?

На сегодня это самый сложный вопрос. Чем ближе к Херсону, тем больше будет падать темп наступления.

Я напомню, что в летний период мы с вами наблюдали, как вокруг Херсона строились три линии обороны. Первую линию мы даже пытались прорвать и прорвали в одном месте, но еще две линии обороны есть. Поэтому, скорее всего, российские войска будут усиленно отступать в направлении Херсона, а уже в Херсоне они попытаются дать нам бой. Смогут ли они удержать эти позиции, сможем ли мы прорвать эти линии обороны – это уже покажет сам бой. Но пока, я так понимаю, что до Херсона мы будем держать хороший темп, а уже дальше там будут линии обороны. Вы же не забывайте, что хоть они и бегут, личный состав все равно стекается к Херсону, и плотность личного состава, количество на километр фронта увеличивается. Да, у них будет дефицит техники, вооружения, которое они побросали, но, тем не менее, линия фронта становится сплошной вокруг Херсона. То есть уже промежутков для вклинения будет намного меньше. И это будет сделать сложнее.

Тут возникает вопрос, как российской группировке удается так долго держаться в Херсоне и на правом берегу, несмотря на проблемы с логистикой?

Очень просто. Для этого нужно понимать, что такое российская армия. Они как муравьи. Мы разрушили мост – они на лодках везут по одному-два ящика боеприпасов. Где-то с черноморского побережья, с устья Днепра притянули баржи и перевозят. Там, где мы смогли поймать эту баржу, она все-таки подвижная малоразмерная цель, там мы их потопили. А что-то же удалось… Плюс они делают паромные переправы на базе понтонов, то есть связывают два-три понтона. И для того, чтобы мы не обстреливали, ставят на эти понтоны гражданские машины и гражданских людей, зная, что мы не будем стрелять по гражданским людям. По топливу, инженерные подразделения даже бросают временные трубы по дну Днепра. Они стараются, как могут.

[embedded content]

Только благодаря тому, что объемы перемещения материальных средств намного ниже, чем потребляет сама группировка, плюс планомерная работа нашей артиллерии и авиации по уничтожению запасов… Только вот такими темпами, видите, больше месяца мы работали над этой группировкой, чтобы снизить ее боеспособность и чтобы нам удалось прорвать фронт. И поэтому они до сих пор еще стреляют и обороняются.

То есть можно сказать, что они истощены, но не обескровлены, и работа у нас предстоит впереди серьезная и сложная.

Да, вы абсолютно правильно сказали.

Надежда только на сдачу в плен и дезертирство. Это ведь возможно? Они же видят успехи нашей армии, что мы берем их в кольцо? С другой стороны, конечно, плохо, что в это кольцо мы берем и мирных жителей, которые с ними сосуществуют в том же Херсоне.

Да, к сожалению, мирные жители в этом случае могут выступить в роли заложников, чем очень часто пользуется российская армия.

Но, кстати, здесь сдачи в плен очень мало, маленький процент. Почему? Потому что на правом берегу сосредоточена регулярная армия Российской Федерации. Там очень мало мобилизованных, они только пытаются туда их перебросить. Туда в прошлом месяце было переброшено до трех тысяч «кадыровцев», это Росгвардия. Они выступают в роли заградотряда, отлавливают всех беглецов. Поэтому там народ запуган. Плюс идеологическая пропаганда, что наши Вооруженные силы – это нацисты, бандеровцы и прочее. И реально они в этих регулярных частях боятся.

Путин объявил "частичную" мобилизацию в России / фото ua.depositphotos.com

Вот на Слобожанском направлении наоборот. Там есть уже мобилизованные. Они пытались там выровнять ситуацию тем, что потери пополняли первой волной мобилизованных. С одной стороны с ними проще, потому что они начинают разбегаться после первого огневого налета. Они необстрелянные, у них нет навыков ведения контактного боя, они не понимают, что делать во время обстрела, что делать, когда начинается атака позиций. Они разбегаются. Но с другой стороны это нам добавляет еще одну проблему, потому что Нацгвардии и полиции приходится прочесывать большие территории на предмет вот этих блуждающих форвардов в лесопосадках той местности, где мы наступаем.

«Бавовна» в Крыму будет после того, как ВСУ возьмут Херсон

Олег, а насколько нам в освобождении Херсона может помочь народное ополчение этого города и вообще области? Неоднократно говорилось о том, что оно там достаточно разветвленное. В начале войны, насколько я помню, в первые дни/часы украинцам в Херсоне раздавали вооружение. Где-то же оружие там осело. Мы можем рассчитывать на их помощь, что когда пойдут в атаку Вооруженные силы Украины, кто-то поднимется и внутри, поможет нам с тыла?

Думаю, что да. Движение сопротивления «Жовта стрічка» очень активное и в борьбе с коллаборантами, и в борьбе с оккупантами. Я скажу так, что, если вспомнить события по Херсону, то мы очень эффективно наносили огневые удары по скоплению живой силы и техники противника. В этом плане они работали, молодцы. Я не знаю, какие у них там силы, хватил ли у них сил поднять какое-то восстание или оказывать открытое сопротивление, но то, что они сейчас будут активно заниматься диверсионной деятельностью, я даже не сомневаюсь. Они будут максимально помогать Вооруженным силам разбалансировать и систему военного управления, связи и логистики, и так далее.

Это было бы круто, действительно. Разрушенные мосты, о которых вы уже сказали, которые нам все-таки помогли обескровить оккупантов на юге Украины, они же станут для нас и проблемой, когда нам придется освобождать левый берег, да? Что будем делать? Как поступать? Как действовать?

Я не думаю, что они станут большой проблемой, потому что у нас есть преимущество в дальности нашей артиллерии. И фактически вместе с выходом на реку Днепр начнется артиллерийская дуэль. И кто ее выиграет, тот и обеспечит прикрытие переправы войск, то есть создание плацдарма на левом берегу. За счет преимущества у нас есть такая возможность – создать хотя бы небольшую безопасную зону на левом берегу и перебрасывать войска.

Я думаю, что будут применены примерно те же методы – наведение понтонных переправ и переброска войск с помощью других плавсредств. Вполне возможно,

Мое субъективное мнение, что форсирование Днепра в районе Херсона может быть в тандеме с ударом наших войск по Мелитополю, на Запорожском направлении. С двух сторон заход. Тогда большая часть российских сил будет оттянута на север, на защиту Мелитополя. Почему? Потому что там и Энергодар в кармане получается. Он может сразу попасть в окружение, если мы начнем наступление. Там же и Новая Каховка, а это вода в Крым, для России – это очень категорично. В таком контексте – ударом с двух сторон – мы можем обеспечить себе возможность форсирования Днепра.

А нам по силам уже сделать удар с трех сторон? Я имею в виду нанести удары по военным объектам в Крыму и таким образом еще более обезопасить себя.

Удары в Крыму – это средства дистанционного огневого поражения. Так что, они немного не зависят от ситуации на фронте. Мы кстати атаковали Крым, когда у нас еще только харьковскую операцию провели. Потом у нас была пауза, затишье, и мы все равно продолжали атаковать Крым. Так что, они могут быть связаны, но сегодня я бы сказал, что это параллельный процесс – огневое воздействие на противника.

Это то, что мы просим у американцев: дайте нас ATACMS, чтобы мы могли до государственной границы простреливать всю территорию той же Донецкой, Луганской, Запорожской областей и так далее, тот же украинский полуостров Крым.

По каким объектам в Крыму нам нужно ударить сейчас, чтобы создать россиянам как можно больше проблем?

Сейчас главные объекты – это мост и железная дорога. Мост – для того, чтобы прекратить подпитку войск, а железная дорога – чтобы прекратить переброску войск.

ВСУ необходимо взять под контроль Крымский мост, считает Жданов / фото REUTERS

У нас есть разведданные, что в Крыму будет формироваться мотострелковая дивизия, до 10 тысяч. Туда уже завозят технику, и начинают пребывать первые партии мобилизованных. В Севастополе 80-я бригада морской пехоты Черноморского флота уже получила около трех тысяч мобилизованных и сейчас будет начинать их подготовку. А мы знаем, что у РФ основной способ переброски войск – это железная дорога. Поэтому контроль над мостами на Перекопе и контроль над железной дорогой – вот это будет главная задача Вооруженных сил Украины.

И как вы думаете, мы скоро узнаем о «бавовне» в этих местах?

Я думаю, что да. Но это будет, скорее всего, после того, как мы возьмем Херсон. С выходом на реку Днепр основное внимание ВСУ будет переключено именно на Перекоп, на пути логистики из Крыма. Даже если мы не будем форсировать в этом месте Днепр, с нашими огневыми средствами мы сможем достать до Перекопа, сможем его контролировать.

Мы можем заходить и занимать Донецк

Работы много, и ситуация непростая. Но еще более непросто будет в Донецкой и Луганской областях. Вот как освобождать крупные города, которые уже много лет находятся под оккупацией?

Я скажу, что с Донецком особой проблемы нет, в Донецке нет войск. Российские гарнизоны все в основном рассредоточены по промзонам вокруг. Область нашпиговала, согласен, а город сам – нет. В августе мы выходили на Демидовские высоты над Донецком и наносили огневое поражение по промзонам, по складам. Мы там очень хорошо проредили и технику, и склады. При наличии возможностей мы можем заходить и занимать этот город. Это первый вариант. Второй вариант – это обход. Мы можем двигаться между городами, а города просто брать в осаду и вынуждать противника капитулировать. Или вынуждать их уходить заранее, чтобы не попасть в окружение.

Вариантов достаточно много. Вопрос весь в наличии резервов и в возможностях Вооруженных сил.

А что после освобождения? Как вы представляете, как там проводить зачистку от сепаров? Как их искать? Насколько нашпигованы эти области врагами Украины, коллаборантами? ДРГ там будут оставаться… Колоссальная ведь работа предстоит.

Вы знаете, я бы, наверное, поступил по опыту международного права. На этих территориях нужно создать временные комиссии, которые будут выполнять роль местных советов. И при них, естественно, будут юридические комиссии, которые будет амнистировать местное население. На мой взгляд, все должны пройти через эти комиссии.

Те, кто совершал преступления, брал в руки оружие, тут без вариантов – им надо уходить вместе с российскими войсками или им придется нести уголовную ответственность за совершенные преступления. А основное население, которое не совершало уголовные преступления, для них никаких проблем, на мой взгляд, не будет. Комиссия амнистирует человека, ему выдадут документы государства Украины, и он продолжит дальше свою жизнь в обычном конституционном строе.

То, что вы говорите, – диверсионные группы, шпионаж – для этого у нас есть контрразведка, которая будет работать параллельно с этими органами, и в этом и состоит ее основная задача.

Я думаю, что нам самое главное – это выйти на границу и укрепить ее, для того чтобы сделать невозможными другие попытки вторгнуться в Украину. А уже здесь с внутренним порядком, я думаю, мы разберемся.

С ракетами у России напряженка

Иранские дроны. Белая Церковь сегодня ночью пережила их атаки. Скажите, почему раньше ими атаковали преимущественно Одессу и Николаев, а сегодня уже добрались до Киевской области?

Скорее всего, потому что их туда перебросили. Мы знаем, что Российская Федерация сейчас начинает потихонечку усиливать свое присутствие в Республике Беларусь.

Кстати это говорит о том, что с ракетами у РФ напряженка. Если раньше они наносили ракетные удары, то сегодня… Смотрите, в акватории Черного моря сейчас находится порядка пяти носителей ракет «Калибр». Залп может составить до 32-х ракет. Но залпа нет, даже одиночных выстрелов нет. И основные удары наносятся с помощью перепрошитых ракет комплекса С-300 класс земля — земля.

Россия активно использует для атак иранские дроны-камикадзе | фото mil.in.ua

По данным нашей разведки, где-то до 300 дронов они получили. Три рейса было замечено из Тегерана во «Внуково», Москву. Военно-транспортный Ил-76 ВС РФ… Эти 300 дронов они сейчас и пытаются распределить.

А поздно так, потому что, видимо, обучение операторов… Мы же кстати на Херсонском направлении «накрыли» полностью базу вместе с иранскими операторами, где хотели учить российских. Видимо, они все-таки подучились, и теперь у нас есть угроза еще и с севера от применения этих дронов.

Не пора ли «накрывать» подобные базы и в Беларуси тогда?

Тут вопрос очень сложный, потому что это политический вопрос – будем ли мы обстреливать. На вопрос, будет ли наступление со стороны Беларуси… вероятность его возрастает в связи с тем, что Россия пытается там сформировать какую-то наступательную группировку. Что касается удара по Беларуси, я думаю, что мы будем наносить огневое поражение тем войскам, которые будут выдвигаться к нашей государственной границе. Получается, что вроде как это территория Беларуси, но по самой территории мы не наносим удар, мы будем наносить удар по войскам противника, если они будут выдвигаться для вторжения на нашу территорию.

Тут важно уточнить. Нам же есть, чем достать те территории?

Да. Зона в 60 километров простреливается свободно. Имеется в виду HIMARS и высокоточные боеприпасы для полевой артиллерии калибра 155-мм типа Excalibur.

Защититься они смогут от этого?

Нет. Дело в том, что еще никто в мире не научился… Как развеять миф, что российское Министерство обороны докладывает, что они перехватили столько-то снарядов HIMARS, ПВО сработало? Ни одна система в мире… «Железный купол» может перехватывать реактивные снаряды, потому что их используют террористические организации для обстрела территории Израиля, но больше таких систем в мире не существует. Больше реактивные снаряды никто не перехватывает, а это все-таки снаряды, а не ракеты. Защиты от них нет. Точность попадания на 75 километров – 3 метра.

Иранские дроны. Насколько они сейчас опасны для Киева, могут ли они долететь не только до Киевской области, но и до столицы?

Конечно, могут. К сожалению, нам приходится тактико-технические характеристики этих дронов уже пытаться определить на практике, потому что даже Иран не может точно их сформулировать, но говорят, что этот Shahed-136 может лететь до 2 тысяч километров. Я не знаю, откуда столько топлива, на мой взгляд, это очень завышенные показатели. Но я вам даже географически скажу – Белая Церковь находится не намного южнее Киева. И если действительно дроны прилетели со стороны Беларуси, то они Киев пролетели.

Пролетели они нас, потому что и не целились? Или не целились, потому что у нас защита хорошая? Есть над Киевом какой-то купол из ПВО, который мог бы и с иранскими дронами справиться?

Киев ничем не отличается от других городов Украины. Единственное, что мы сделали, это усилили систему ПВО по всей стране за счет поставок нам в том числе систем С-300 от наших партнеров. Мы увеличили плотность ПВО. Чем выше плотность ПВО, тем лучше она срабатывает. В Белой Церкви довольно большой военный городок, который, наверное, больше интересует Российскую Федерацию. Я думаю, что именно поэтому она могла стать целью. А второе – может они специально показали, что они в состоянии пролетать мимо Киева, и не факт, что следующая атака не попытается завернуть на Киев.

Как дальше сработает наше ПВО? Я так понимаю, что первый удар, как всегда, получается внезапным более-менее у них и, соответственно, мы часть этих дронов пропускаем. А уже начиная со второго, мы сбиваем. В эту же ночь над Одессой два «мопеда» минус, два таких дрона мы сбили. То есть, в Одессе ПВО хорошо работает. Я думаю, что уже со второго огневого налета ПВО будет работать и в Белой Церкви, и в других городах.

До середины октября вооружение по ленд-лизу будет в Украине

Согласитесь, что по Киеву «прилетов» уже не было давно, и ракетных атак не было. Вы в этом видите что? Политические причины, или столица настолько надежно закрыта противовоздушной обороной?

Я думаю, что тут больше, наверное, политические причины. Дело в том, что количество ракет, видимо, уменьшается, количество самих ракетных ударов тоже уменьшилось. Плюс мы убрали авиацию, российская авиация уже вглубь страны не залетает уже давно, с мая месяца. И политическая еще в том плане, что большинство посольств вернулось в Киев. Ну, еще Москве осталось попасть в какого-нибудь иностранного гражданина в Киеве… Это помогает Киеву в плане защиты или создания зонтика ПВО над городом.

С-300 оставшиеся, которые вы уже упоминали. Есть ли угроза обстрелов того же Киева, Чернигова, Житомира, других городов этими ракетами по примеру того, как они это делают с Харьковом, Запорожьем, Николаевом?

Да. Киев нет, потому что не достанут по дальности – максимально эта ракета может лететь до 200 километров. Но все города, которые попадают в это расстояние от белорусской границы, да. Я напомню, что в августе Российская Федерация активно перебрасывала в Беларусь комплексы С-300 и С-400, и потом мы наблюдали периодические «прилеты» на аэродром «Зябровка» транспортных самолетов ВКС России именно с этими ракетами на борту.

Какие системы ПВО эффективны против С-300?

Такие же. С-300 будут сбивать те же системы С-300. Почему? Потому что эта ракета не крылатая, она летит по баллистической траектории. Единственное, что она поражает цель не воздушную, а наземную. А так, принцип ее применения остается абсолютно тот же. И тот же самый С-300 может прекрасно бороться с этими ракетами.

NASAMS скоро будет в Украине. Есть города, которые в первую очередь нужно закрыть ими?

Я думаю, что это прифронтовые города, которые сегодня больше всего страдают от ракетных ударов. Кстати, Харьков с первой позиции надо убрать, потому что в связи с тем, что мы оттеснили российские войска, количество обстрелов, слава Богу, уменьшилось. Но зато пальму первенства сейчас перехватили Николаев, Запорожье, Днепр и другие города. Вполне возможно, что есть угроза городам в северных областях, потому что они на расстоянии меньше, чем 200 километров от границы с Беларусью.

Мы ждем не только NASAMS, ленд-лиз стартовал. Когда в теории это оружие может быть на фронтах, и какое преимущество оно даст, каких перемен ждать?

Украина ждет комплексы NASAMS / скриншот

Я думаю, что до середины октября первые партии вооружения, которые могут быть поставлены в рамках ленд-лиза, уже могут быть в Украине. С военной точки зрения это абсолютно правильно. Ну, мы не знаем с вами плана передачи вооружения. Допустим, совсем неожиданно выяснилось, что Соединенные Штаты закупают в Корее на 3 миллиарда долларов вооружение для Украины. Сколько надо, чтобы отгрузиться и сюда пришел пароход? Несколько недель. То же самое, если партии вооружений будут увеличены. Я знаю, что Соединенные Штаты сосредоточили судна обеспечения Военно-морских сил для переброски вооружений в Украину – в Европу, а потом транспортировка в Украину. Так что, вполне может быть задействована и морская транспортная компонента. И это говорит о том, что партии вооружений будут довольно большие.

Новости о «ядерном поезде» больше похожи на блеф

Будем ждать очередного переломного момента. И напоследок. Что вы скажете о «ядерном поезде» Путина, которым нас в последние дни запугивают? Насколько это серьезно? Или это все-таки шантаж, политика и ничего более?

Давайте сначала скажем, что такое «ядерный поезд». Я, конечно, понимаю талант журналистов – сказать «ядерный поезд» и все, у всех сразу мандраж.

Существует два вида поездов, которые относятся к системе применения и управления ядерными силами. Первое – железнодорожный баллистический ракетный комплекс, который состоит из семи вагонов, как правило, замаскированных либо под рефрижераторы, либо под пассажирские спальные вагоны. Такая дивизия в составе Вооруженных сил России есть, она расположена в Нижнем Тагиле, у них есть в составе спецдепо, в котором есть эти БЖРК. Но там межконтинентальная баллистическая ракета. Минимальная дальность пуска этой ракеты составляет 5 или 6 тысяч километров. Поэтому вести ее к границам Украины абсурд. А из Тагила она по Украине может ударить. Но там головная часть, заряд, измеряется мегатоннами. Второй вид поезда – передвижной командный пункт по управлению ядерными силами. Он не несет ядерных боезарядов, это командный пункт. Там бронированные вагоны, там находятся средства связи и управления. В советское время командование этим поездом из Москвы могло этим поездом ехать в Екатеринбург на запасной командный пункт высшего политического руководства страны и в ходе движения управлять войсками и силами, в том числе, ядерными.

Других ядерных поездов на сегодняшний день не существует. Поэтому я думаю, что это больше похоже на блеф.

И еще один момент – надо отслеживать информацию от западных разведок. Дело в том, что все места хранения, а их около двенадцати на территории России, они верифицированы, и все они находятся за Уралом. Поэтому, как только начнется движение какого-то ядерного боезаряда, я думаю, что западные разведки будут знать, и об этом будут знать журналисты и вся пресса.

А превентивно наши союзники могут ударить или нет?

Думаю, что да. Я думаю, что, скорее всего, они нанесут превентивный удар по тому же конвою, который будет пытаться доставить этот ядерный боезаряд к месту его применения. Почему? Потому что если Соединенные Штаты пропустят его, а Россия сможет нанести даже тактический ядерный удар, я думаю, что это будет очень серьезные имиджевые потери для США и для НАТО.

Будем надеяться, что и в России это понимают, и это охладит их…

Судя по тому, что мы слышим из заявлений бывших военачальников, директора ЦРУ, бывшего командующего войсками в Европе, плюс разговор советника по безопасности президента США Джейка Салливана с российским руководством, я думаю, что России разложили по полочкам и по буквам довели, какие могут быть последствия для России в случае применения ядерного оружия. Я абсолютно уверен, что даже такие скептики, как господин Макрон и господин Шольц, которые, как я понимаю, в глубине души, наверное, все-таки надеются договориться с Путиным, вряд ли они согласятся на появление нового Чернобыля в центре европейского континента со всеми вытекающими последствиями. Хорошо было бы, если б пресса растиражировала и вспомнила, где пошел первый радиоактивный дождь после взрыва в Чернобыле. Дождь пошел в Голландии.

Скорее всего, мы наблюдаем, что здесь Путин сам себя переиграл, и ядерный шантаж наоборот, скорее всего, переубедит Европу в неадекватности российского руководства и в том, что надо давать им по рукам, а не пытаться дозвониться и договориться.

Нет, тут надо бороться

Понравилась новость? Поделитесь ею с с вашии друзъями!: